Пресс-служба

Газета "Свеча" № 1287 от 12.09.2013 г.
«Мы любим говорить «Прощай»...


11 сентября отметили профессиональный праздник специалисты органов воспитательной работы. Ни для кого не секрет, что наш относительно небольшой город окружают пять исправительных учреждений, и в каждом из них особое место занимает отдел воспитательной работы с осужденными. О специфике этой профессии нам рассказал Николай Кузнецов – более 10 лет он посвятил службе в колонии строгого режима.

Родился Николай  Владимирович в 1977 году в Уфе. Потом его молодые родители отправились строить БАМ, а в 1980 году приехали в Ангарск. Николай окончил школу №38 и поступил в ПУ №35 учиться по специальности «столяр-станочник». Как и положено настоящему мужчине, отслужил в армии в Читинской области и вернулся в родной Ангарск.

– Николай, как вы оказались на службе в исправительном учреждении?


– Чтобы после армии не сидеть без дела, решил устроиться охранником. Меня взяли в службу безопасности УК 272/2. Я думал, это временно, пока не определюсь с профессией, а оказалось – навсегда! В 2002 году я перевелся в ИК-15, а три года спустя стал там начальником воспитательного отдела.

– Что такое отдел воспитательной работы?

– Можно сказать, что это сердце любой колонии. Воспитателями в данном случае выступают начальники отрядов. У нас есть одна мудрость: «Начальник отряда – это маленький начальник колонии!» Именно к этому человеку осужденные идут со всеми своими проблемами и вопросами, начиная от элементарных бытовых: плохо одет, мама не пишет, не устраивает пища, есть желание оформить подписку на журналы или газеты – и заканчивая очень серьезными: оформление пенсии, восстановление документов и даже помощь в поисках ребенка, который находится в приюте. Но самые главные вопросы, с которыми все осужденные рано или поздно обращаются к своему начальнику отряда, – это возможность условно-досрочного освобождения, перевод в колонию-поселение или изменение вида режима.

– Сколько «воспитанников» приходится на одного начальника отряда?

– В среднем от 100 до 200. Представляете, какой объем работы?! И о каждом своем подопечном воспитатель обязан знать все. Конечно, самые большие по численности или так называемые «трудные» отряды мы стараемся доверять наиболее опытным сотрудникам. Самый сложный спецконтингент – это те, кто склонен к побегу, к нападению на сотрудников администрации, люди с алкогольной или наркотической зависимостью, с психическими аномалиями.

– Как налажена работа начальника отряда с осужденными?

– Каждое утро у начальника отряда начинается с проверки своего «хозяйства»: общий порядок, санитарное и противопожарное состояние помещения, о происшествиях за ночь, если таковые были, докладывает старший дневальный. Далее непосредственная работа с осужденными – принять корреспонденцию, узнать насчет посылок-передач, составить список вопросов, требующих скорейшего решения. Да и просто поговорить, если у кого-то есть в этом необходимость. Потом следует работа с теми, кто занят трудом: нужно сходить во все цеха, посетить производство, где заняты твои подопечные, и проверить, все ли у них в порядке.

– То есть практически вся жизнь осужденного в период отбывания срока зависит от его воспитателя – начальника отряда?

– Да, так оно есть. На 90 процентов судьба каждого «сидельца» зависит от начальника отряда. Каждый прибывший в обязательном порядке проходит беседу с психологом, а затем его психологическая характеристика направляется воспитателю. Очень важно знать, из какой семьи твой будущий подопечный: полной или нет, поддерживает ли родственные и социальные связи, склонен ли к побегам, к суициду, готов ли встать на путь исправления. Ежедневно начальник отряда проделывает колоссальную работу – наблюдает за всеми, делает выводы и в конце года составляет индивидуальную характеристику на каждого осужденного. Это нужно для того, чтобы решить, применять ли к тому или иному меры взыскания либо поощрения, а самое главное – выявить тех, кто реально встал на путь исправления и кого можно освободить досрочно.

– Я правильно понимаю, что помочь человеку раньше срока выйти на свободу и есть главная цель работы сотрудников воспитательного отдела?

– Совершенно верно. Когда осужденный подает ходатайство об УДО, начальник отряда едет с ним в суд, где выступает от имени администрации колонии и дает свою оценку поведению человека. Одним словом, воспитатель может решить судьбу своего воспитанника. И это накладывает большую ответственность. Ведь очень важно распознать, действительно ли человек раскаялся и готов покончить с криминальным прошлым или он просто хороший актер и применяет всяческие уловки, чтобы выйти на свободу и продолжать преступную деятельность. Конечно, освободиться пораньше хочет большинство находящихся за колючей проволокой. Но ИК-15 – это колония строгого режима для осужденных, имеющих рецидив, судимых два-три раза. Проще говоря, в большинстве своем это уже закоренелые преступники, для которых тюрьма как дом родной, и об УДО они не мечтают. Интересно, что по возрасту заключенных здесь наблюдается значительная разница: это либо молодые люди 20-25 лет, у которых в крови играет уголовная романтика и они не хотят другой жизни, либо наоборот совсем уже старые – если человек из своих 70 лет полвека провел в неволе и у него нет ни родных, ни близких, то ему проще доживать свой век в привычной обстановке.

– А сами воспитатели проходят тест на моральную устойчивость?

– Конечно, этого требует работа со спецконтингентом. Все начальники отрядов раз в месяц проводят совместные тренинги с психологом. Ведь ежедневно думать о проблемах более сотни человек, да еще находящихся в неволе, это серьезный стресс. Вообще психологи нам рекомендуют во избежание преждевременного износа нервной системы раз в пять лет менять специфику работы. Многие после работы на должности начальника отряда идут на повышение и переходят в другие службы, а есть и такие, кто работает в этой должности более 10 лет! Опять же к нам тоже приходят сотрудники других ведомств, у нас половина начальников отрядов – бывшие полицейские. И это, кстати, неплохо, поскольку у них уже есть опыт общения с криминальными элементами. А вообще желательно, чтобы начальник отряда имел педагогическое, психологическое или юридическое образование. Ведь главное в нашей работе – уметь разговаривать с людьми, налаживать контакт, уметь слушать.

– Несмотря на сложность вашей профессии, какие в ней можно отметить положительные стороны?


– Сотрудник воспитательного отдела – это универсальный солдат, причем постоянно находящийся на передовой! Но, с другой стороны, такая работа отлично закаляет характер. Мы слаженная команда и понимаем, что делаем важное и нужное дело. Далеко не все, кто оказался за решеткой, перестают быть людьми. Наша задача – быть не просто начальником в погонах и форме, а в первую очередь ЧЕЛОВЕКОМ! Самые приятные моменты в нашей нелегкой службе – это когда осужденного удается действительно исправить, показать ему, что и за колючкой существует жизнь, что можно и нужно жить, не нарушая закон, стать социально адаптированной личностью. А когда те, кто некогда отбывал здесь наказание, больше сюда не возвращаются, мы, воспитатели, понимаем, что делаем свою работу не зря! И вместо «До свидания!» мы любим говорить «Прощай»…

Беседовала Елена Калямова

Дата последнего обновления: 17.06.2014 17:28

архив новостей

« Январь »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
2018 2017 2016  
Что делать, если в отношении осужденного предпринимаются мошеннические действия?
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия

важная информация